Беседы с учителем. ТЕРПЕНИЕ, ТЕРПЕНИЕ И ЕЩЁ РАЗ ТЕРПЕНИЕ

Главная > Методические материалы > На пороге школы > Беседы с учителем. ТЕРПЕНИЕ, ТЕРПЕНИЕ И ЕЩЁ РАЗ ТЕРПЕНИЕ
Беседы с учителем. ТЕРПЕНИЕ, ТЕРПЕНИЕ И ЕЩЁ РАЗ ТЕРПЕНИЕ

Беседа четвёртая

Слово «терпение» я написала три раза. И неспроста! Участников обучения ведь трое: учитель - ученик - родитель. Самым же терпеливым и самым потерпевшим, как ни странно, оказывается ученик...

 

За всю свою жизнь мне пришлось посетить множество уро­ков. Нередко приходилось видеть, что учитель стоит в классе, как на эшафоте. Он всеми силами сдерживается, чтобы не по­казать, как ему трудно. После урока он жалуется коллегам: «Я так здорово приготовилась, а они...».

И вот такое терпение и такую сдержанность окружающие часто принимают за педагогическое мастерство. Особенно ярко это проявляется в семейных взаимоотношениях.

 

СЕМЕЙНЫЙ ЗАВТРАК

Дети в школу приходят разные. В каждом классе есть свои так называемые трудные дети. И это не всегда дети из не­благополучных семей. Сегодня родители по многим причинам не уделяют воспитанию ребёнка должного внимания. В доме царит атмосфера развязного поведения. Дети не на улице, а уже дома научаются давать резкий отпор любому проявле­нию внимания со стороны старших. Это воспринимается как норма поведения - грубые, порой злобные слова принимают­ся почти за шутку:

- Что ты ешь, как свинья! (Папа)

- Сам ты хрюк. (Дочка)

- Я тебе сейчас как заеду в глаз.

- А я тебе - в ухо.

- Смотри, подвешу тебя за ноги и буду выковыривать твои глазки.

- А я тебя защипаю до смерти.

Это они не ругаются. Это у них манера такая - дочь и отец беседуют во время завтрака.

Не менее пошлые разговоры в таком семействе и между деть­ми. Конечно, эта приблатнённость и жутковатость бесед явля­ется результатом телевизионных ужастиков. В семействе Симпсонов только так и беседуют.

 

«СВИНЬЯ ДУРНАЯ»

После семейного завтрака такие вот «отвязные» детки идут в школу. И никто их не учит иному обращению. Значит, это наша с вами, учительская, забота. А пока как же это прини­мать? Вот и подходящий случай из одного первого класса.

Учительница рассказывает о сказке. Перед ней сидит маль­чик Миша и что-то рисует. Он увлечён своим делом. Неожи­данно Миша начинает довольно громко напевать: «Свинь-я дурна-ая...»

Учительница как бы не замечает этого. Зато в классе уста­навливается напряжённая тишина. Учительница монотонным голосом продолжает говорить о сказке.

Но вот Мишу поддержал Серёжа, и теперь уже двое поют: «Свинь-я дурна-ая...». А вот к ним Андрей присоединился. Поют уже втроём. Спасает звонок.

Ну и что же тут надо было сделать с этой «свиньёй»? У учительницы - слёзы: «Он всегда всем мешает, этот Миша! У него нет отца, чтобы тот мог его наказать! А что я могу?!»

Так что же мы можем? И надо ли считать происшедшее «вражеской выходкой» назло учителю? Да ни в коем случае! Мальчик Миша действительно отвлёкся, «улетел» мыслями далеко, забыл, где он. Потому и запел. Ведь дома он всегда поёт, когда рисует. А что про свинью - так других песен он не знает. Учительница стояла прямо перед его партой. Ей надо было лишь «разбудить» Мишу, мягко коснувшись ладонью его плеча, и улыбнуться ему, продолжая беседу о сказке. А то и шепнуть ему на ушко: «Спиши слова».

 

КОМУ ОБЪЯВЛЕНА ВОЙНА?

Главное - не злиться, не накручивать себя, не вставать в позу жутко обиженного: «Я - для них, а они...» И пошло и поехало!

Учитель включает тяжёлую артиллерию - вызывает маму Миши и говорит ей о невоспитанности сына, о том, что Миша всем мешает (не без основания сказано). Придя домой, мама обстреливает сына всевозможными упрёками: ни стыда, мол, ни совести; как ей одной с ним тяжело; как он её позорит и про­чее. Редко обходится без оскорбительных слов. Ну, уж эту бе­седу я постесняюсь передавать на бумаге...

Итак - война! Кому же она объявлена? Кем? И кто был в этой войне зачинщиком? Взрослые люди решают объявить войну семилетнему ребёнку!!! Да может ли это быть?!

Ой, только не надо, дорогие мои, делать вид, что это единич­ный случай. Это рядовой, повседневный случай в любом классе любой школы. Более того, учитель включает в борьбу завуча или директора. Не редкость, когда маму с «таким» мальчиком под любым предлогом пытаются сбагрить в другую школу. Увы, это повседневность школьной жизни...

А выход самый простой - не раздувать огня.

Не сочинять, не придумывать, что на вас, бедненьких, на­падают. По-человечески мудро решать такие моменты, не до­водя до скандала.

 

КТО ПОТЕРПЕВШИЙ?

Ну, а кто же у нас потерпевший? Самое терпеливое созда­ние в школе - ученик. Мы ведь что хотим с ним - то и делаем. Хотим - тесты даём, хотим - методики новые апробируем на нём. Хотим - милуем, хотим - нет! А он, бедный, от нас, как солдатик в армии, в полной беззащитности.

Если наша работа будет лишена самого главного - внима­ния к каждому человеку, то она станет бессмысленной. И даже вредной.

Обучать можно только того, кто хочет учиться и может учиться. Слово-то какое - «учиться», то есть учить себя! А иначе как. Вот если мы вывернемся так, что все дети и каждый из них захочет узнавать и познавать, вот тогда-то наша работа не б дет бесполезной.

«Ну, так это если захочет! А если нет?» - возразите вы. Конеч­но, захочет! Ведь в первый класс все до одного человека идут с желанием учиться. И не просто учиться, а хорошо учиться!

Учителя, стыдитесь. Ведь во всей школьной жизни первый класс - единственный, куда дети идут учиться с желанием. Так давайте постараемся сохранить это желание, не омрачить его своей жёсткостью и высокомерием. Не опускайтесь до объявле­ния войны детям, а поднимайтесь до их наивного и чистого же­лания учиться! В этом залог успеха нашей работы.

Думаю, что многие учителя обиделись на меня после этой беседы. А зря. Я сделана из того же теста, выучена той же школой и вышла из ворот всё того же пединститута.


Вернуться к началу документа

Вы можете сохранить статью и поделиться с друзьями: